русский english




Заповеди ответственного туриста

Авторы:Анита Племаром
Источник:Third World Resurgence, № 103, март 1999
Осознанное отношение и действия каждого конкретного туриста прямо влияют на все путешествие в целом. Для думающего и ответственного туриста есть несколько правил, придерживаясь которых до, во время и после путешествия, он может быть уверен, что его действия не идут вразрез с самим понятием экотуризма, и последствия их не причиняют никакого ущерба принимающей стороне. Гораздо проще отправиться в путешествие без должной информационной подготовки, но если вы сделаете выбор в пользу информированности, вы сможете изменить мир вокруг вас в лучшую сторону. Чем больше вы вложите в ваше путешествие, тем больше вы от него получите. Мы предлагаем вам кодекс ответственного туриста. Следовать ему или нет – выбор за вами.

1. Подготовьтесь перед поездкой. Узнайте как можно больше о месте назначения. Следите за новостями и текущими событиями, которые там происходят. История, обычаи и культура – все это важная информация, как и представление о местной экосистеме. Выучите основные важные фразы на местном языке: умение поприветствовать и поблагодарить наверняка не раз сослужит вам добрую службу. Подойдите к вашему путешествию как к возможности не просто понаблюдать, но и научиться чему-то новому.

2. Уважайте местные традиции и этикет. Одевайтесь так, как принято в данной местности. Помните о том, что не все любят фотографироваться, — всегда спрашивайте разрешения. Понаблюдайте за местными обычаями. Вспомните, как вы у себя дома, руководствуясь своей культурной системой ценностей, судите о других по их поведению. Не забывайте: вы – гость. В мире существует много разных представлений о времени, личном пространстве, манере общения и т.д. Среди них нет неправильных или незначительных – все они важны одинаково. Ведите себя подобающе, чтобы быть примером для других путешественников, не так хорошо информированных, как вы.

3. Избегайте демонстрировать свой материальный достаток. То, что вы не воспринимаете, как признак богатства, в другой культуре может быть трактовано именно так. Например, видеокамера, которая висит у вас на шее, или даже наручные часы, или обручальное кольцо. В сельской местности такие предметы лучше скрывать. Оставьте дома ювелирные изделия и другие ценности, без которых сможете обойтись в путешествии. Они только создадут вам лишние сложности в общении, помешают найти общий язык и установить искренний контакт. Не разбрасывайтесь сладостями и не отказывайтесь от сдачи – это лишь развращает и порождает попрошайничество там, где его никогда не существовало.

4. Будьте готовы ко всему. Отнеситесь к неприятностям как к приключению – и вы не разочаруетесь. Иногда планы меняются по ходу, и вам представляется возможность глубже понять национальные особенности принимающей стороны и пережить уникальный опыт. Проще подстроиться под ситуацию, чем пытаться ее изменить.

5. Экономьте ресурсы. Очень часто ресурсы в местах отдыха туристов находятся в весьма ограниченном количестве. Узнайте, как с этим обстоят дела там, куда вы направляетесь. Это касается воды, дров для костра и деликатесов, которые иногда приходится привозить издалека. Не позволяйте вашим сопровождающим охотиться на редкие и охраняемые виды животных, срывать для вас уникальные растения. Огромный шикарный отель посреди пустыни потребляет гораздо больше ресурсов, чем скромная дешевая гостиница.

6. Оказывайте как можно меньше влияния на окружающую среду. Следуйте международным правилам «Туризма без следов». Уносите с собой все, включая использованную туалетную бумагу (если в месте путешествия не предусмотрено специально организованных туалетов) и пластиковые бутылки (для очистки воды используйте дезинфицирующие таблетки или фильтры). Устраивайте уборную не менее чем в 60 метрах (70 шагах) от источника воды. Захватите с собой весь мусор, который видите, даже если он не ваш. Оставьте на природе все, что ей принадлежит, не берите на память «сувениры» растительного или животного происхождения. Узнайте, какие виды животных охраняются на данной территории, чтобы по ошибке не купить продукцию, сделанную из их кожи или перьев. Это не только вредно для окружающей среды, но и незаконно.


7. Тщательно выбирайте туроператора и гида. При выборе тура задавайте наводящие вопросы, в чем именно состоит экологичность их деятельности, как они взаимодействуют с местным населением и поддерживают ли экономику региона. Всеобщее «озеленение» туризма заставляет компании присоединять к своему бизнесу приставку «эко», просто чтобы делать деньги. Чем больше компания, чем дороже ее услуги и условия размещения, тем меньше вероятность, что она действительно занимается экотуризмом. Не стесняйтесь быть настойчивым в расспросах вашего туроператора.


8. Поддерживайте местную экономику. Каким образом лично вы своим визитом сможете внести свой вклад в экономику и развитие региона? Настоящий экотуризм решает именно такие задачи. Пользуйтесь местным транспортом, местными гидами, гостиницами, кафе и магазинами. Это помогает сохранять местную экологию, предоставляя жителям возможность зарабатывать без причинения ущерба окружающей среде. Экотуризм поддерживает занятость местных жителей и повышает их общее благосостояние.

9. Наводите межкультурные мосты. Станьте культурным посредником. Имидж западного туриста в остальном мире основывается на картинке из телевизора или журнала. Используйте любую подходящую ситуацию для культурного обмена и нахождения общего между людьми из разных культур. Знакомство с попутчиком или беседа с хозяином заведения, где вы остановились или зашли перекусить, требует определенных душевных усилий, но вознаграждается сторицей.

10. Не прерывайте практику по возвращении домой. Не переставайте быть экотуристом, даже если уже переступили порог своего дома и распаковали чемоданы. Оберегайте окружающую среду в своей повседневной жизни. Делитесь своим опытом с остальными, чтобы способствовать росту взаимопонимания между людьми и воспитанию бережного отношения к природе. Ваше путешествие многому научило вас. Пока свежи впечатления и огонь энтузиазма не угас, обращайтесь в различные экологические общественные организации, делайте все от вас зависящее, действуйте!


Экотуризм, экопутешествия, экопоселения и вообще все с приставкой «эко» становится все более популярным трендом на рынке товаров и услуг. Что такое настоящий экотуризм? Как определить настоящее экопоселение и экологическую организацию? Каковы их отношения с местным населением? И наконец, действительно ли экотуризм – стоящее дело?


Чтобы до конца понять, что собой представляет экотуризм, все его за и против, необходимо провести небольшое исследование. На этой странице вы найдете некоторые материалы, которые познакомят вас с темой, и несколько ссылок на более подробную информацию. Основные термины заимствованы из индустрии туристического бизнеса. Статьи, которые вы найдете по ссылкам, содержат как положительные, так и отрицательные отзывы об экотуризме, главная их цель – дать информацию и заставить читателя думать самостоятельно.

Мы не хотим ни продать, ни дискредитировать экотуризм. Мы просто исследуем его как концепцию, чтобы помочь созданию общества информированных путешественников, которые привыкли задавать множество вопросов до, во время и после своей поездки. Хорошо подготовленные путешественники будут знать, по каким критериям стоит выбирать себе гида, турфирму и место назначения. Сила финансового поощрения столь велика, что способна реально влиять в лучшую или худшую сторону на экологическую обстановку в туристических регионах. Хотите знать больше? Читайте дальше!

Проблема определения

В мире столько же видов туризма, сколько туристических фирм. В последнее время все чаще звучат словечки «экотуризм» и «путешествие-приключение». Чтобы окончательно нас запутать, турфирмы выдумали «устойчивый туризм», «ответственный туризм», «натуральный туризм», «зеленый туризм», «спортивно-приключенческий» и «культурный туризм». На сайте «Дикой тропы» этим терминам даны следующие определения, основанные на общепринятой практике использования.

Экотуризм. В туристической индустрии это, наверное, самый часто — и неправильно — используемый термин. Что же он означает? Международное общество экотуризма определяет его как «ответственное путешествие в природные территории, которое содействует охране природы и улучшает благосостояние местного населения». Прогулка по джунглям — это еще не экотуризм, если она не оказала никакого благотворного влияния на джунгли и жизнь аборигенов. Сплав по горной реке становится экотуризмом только в том случае, если он привлек внимание и финансовую помощь для очистки русла. Неверное толкование термина «экотуризм» позволяет многим компаниям выдавать себя не за тех, кем они являются. Если вы — сторонник настоящего экотуризма, выясните, действительно ли ваша поездка сможет посодействовать охране природы и улучшить благосостояние местного населения.

Путешествие-приключение. Еще один термин, который так любят маркетологи. Путешествие в другую страну, несомненно, сопряжено с интересными и неожиданными событиями. Но все же это далеко не обязательно именно путешествие-приключение. Большинство словарей сходятся во мнении, что приключение — это «необычное предприятие, часто связанное с риском, авантюрой». Путешествие-приключение зиждется на идее риска — начиная с нетрадиционных транспортных средств, которыми вам придется пользоваться. Сплав на каноэ, выдолбленном из ствола дерева, вглубь бассейна Амазонки полностью отвечает представлениям о путешествии-приключении. В то время как даже самая авантюрная прогулка по Парижу никак не может являться путешествием-приключением. Если вы любите настоящие приключения, то сами почувствуете разницу и сможете понять, что стоит за рекламными строками.

Иногда делают различия между «легкими» и «трудными» приключениями. Легкие не так рискованны, вы путешествуете с комфортом и затрачиваете меньше физических усилий. Трудные приключения обеспечат вам лишь необходимый минимум удобств, высокий уровень риска и большую физическую нагрузку. К последнему виду относятся, например, пешие турпоходы, восхождения или сплав по рекам.

Устойчивый туризм. Это любой вид туризма, в результате которого не уменьшаются природные ресурсы, а природа остается нетронутой — так, что каждая новая группа туристов не видит никаких следов пребывания предыдущей. Если пребывание большого количества народа на природе в долгосрочной перспективе плохо сказывается на популяции местной фауны, значит такой туризм неустойчив. Школа сплава на каяках, проводящаяся на неподготовленном участке реки, — пример устойчивого туризма. Сафари на Аляске — пример неустойчивого.

Ответственный туризм. Туризм, организованный таким образом, чтобы минимизировать негативное воздействие на природу. Палаточный лагерь, в котором действуют принципы «Туризма без следов», следует признать ответственным, поездки по дюнам на внедорожниках — нет.

Натуральный туризм. Более общий термин, применимый к любой деятельности, в том числе и туристической, которая имеет отношение к природе. Сюда можно отнести проживание в поселке в джунглях и плавание ко льдам Антарктики с целью посмотреть на пингвинов. Такой туризм может быть и ответственным, и устойчивым, — а может и не быть.

Зеленый туризм. Часто этот термин используют вместо «экотуризма» или «устойчивого туризма». Точнее всего этот вид деятельности можно описать как «любые мероприятия, не наносящие вред окружающей среде». Поселение, где оборудован компостинговый туалет, система серых вод и освещение от солнечных батарей, скорее всего, является «зеленым». Существует разные «оттенки зеленого» — в зависимости от того, откуда берутся ресурсы и как они расходуются.

Спортивно-приключенческий туризм. Такой туризм связан с физической активностью на свежем воздухе. Рафтинг, горный велосипед, скалолазание, серфинг и дайвинг в одном флаконе. Необязательно устойчив или экологичен, но может оказаться таковым — если туроператору важно поддерживать в целости и сохранности территории, куда он год за годом привозит туристов.

Культурный туризм. Его основная цель — общение с людьми других культур, изучение их жизненного уклада и всяческое расширение кругозора. Можно научиться у ремесленника ткать полотно вручную и услышать от него рассказ о национальной одежде. А можно купить сувенирную рубаху в лавке, сведя все общение с аборигенами к обмену товара на деньги. В последнем случае вы не почувствуете себя причастными к местной культуре, не ощутите ее атмосферу изнутри, что противоречит духу культурного туризма.

Все эти определения не являются строгими. То, что в одной фирме называется «экологичным», в другой зовут «устойчивым» и так далее. Главное различие — в мотивах, которые движут данной конкретной организацией. Заботится ли она об окружающей среде? Ставит ли своей задачей поддержать местную экономику? Сохраняет ли ресурсы в неприкосновенности для будущих поколений? Уважает ли местную культуру или расценивает ее лишь как интересный объект для фотосъемки? Не увиливая от прямых ответов на эти вопросы, туроператор покажет свое истинное лицо.

У нас в «Дикой тропе» все эти идеи смешаны, образуя собственную уникальную философию туризма. Наивысший приоритет для нас имеет сохранение целостности посещаемых мест — как в экологическом плане, так и в культурном. Мы любим активный отдых, и многие наши программы включают в себя элементы разных видов спорта, но самое большое внимание мы уделяем природе и местным жителям. Мы не ставим себе цели соответствовать какому-то образу, мы постоянно переоцениваем и обновляем наши программы, чтобы улучшить их экологическую и культурную составляющие. Экотуризм, спорт, приключения и культурное просвещение — это слагаемые любого нашего путешествия. Мы сосредоточены на ответственности и устойчивости. И на получении удовольствия. Всегда.

Достоинства экотуризма

Экотуризм в качестве инструмента для извлечения выгоды способен принести много пользы, причем больше — местному населению, чем заинтересованной третьей стороне. Движущая сила всегда проявляет себя, сказываясь на результатах проекта. Обычно как мотивация, так и получаемый результат имеют неоднозначный характер.

Материал, который вы сейчас прочитаете, был подготовлен и опубликован государственным агентством США по международному развитию, USAID (совпадает с «aid», «помощь» — прим. пер.) . Эта организация занимается, среди прочего, финансовой поддержкой экологического туризма в развивающихся странах.

Натуральный туризм или экотуризм, развлекательная поездка или образовательная — любое путешествие к природным достопримечательностям способно улучшить социальные, экономические и экологические показатели в развивающихся регионах. Это новые идеи для малого бизнеса, рабочие места для населения и стимул для государства финансировать охрану природных богатств. Чтобы превратить экотуризм в инструмент позитивного влияния на экономику и экологию развивающихся стран, необходимо предпринять ряд мер для развития ответственного туризма, активного вовлечения в отрасль широких масс местного населения и сохранения природного наследия.

Проблема

В результате охоты, рыболовства, лесозаготовочной и агрикультурной деятельности человека разрушились многие лесные и морские экосистемы, а их обитатели оказались под угрозой вымирания. В развивающихся странах территории, официально находящиеся под охраной государства, из-за недостатка финансирования не могут охраняться должным образом. Роль этих территорий как природного хранилища генофонда и мировых биоресурсов недооценивается, и потому они находятся в упадке и разоряются.

Решение, которое работает

По последним оценкам USAID экологический туризм является возможным спасением для уменьшающихся биоресурсов. (См. Сводный доклад о сдерживании тенденции убывания биологического разнообразия: Оценка вклада USAID в управление особо охраняемыми территориями, июль 1995.) В числе заслуг экотуризма — возросшая информированность общества о важности сохранения биоресурсов, выгода, которую жители заповедных районов стали получать в виде новых рабочих мест и увеличивающихся доходов, и средства, которые стали поступать из бюджета на природоохранные мероприятия.

В развивающихся странах дикая природа и ее обитатели привлекают все больше туристов из-за рубежа. Именно в этих странах находится львиная доля природных богатств Земли. Популярностью среди экотуристов пользуются горы Непала и Мадагаскара, тропические леса Коста-Рики и Тайланда, пляжи Белиза и Шри-Ланки. Здесь туристы тратят свои деньги, которые составляют доход хозяйств и поселений на территориях национальных парков, заповедников и других охраняемых территорий. Экотуризм - это турагентства и услуги проводников, экопоселения и частные заповедники, а также сопутствующий бизнес сувениров, транспорта и питания. Все это стимулирует валютный обмен и финансовые вливания в местную экономику, которые могут быть использованы властями в природоохранных целях.

Экотуризм подчеркивает важность защиты биоразнообразия, благодаря ему отношение к биологическим ресурсам становится более осознанным, а население развивающихся стран осваивает методики сохранения природы. Конечно, экотуризм необходимо адекватно регулировать и контролировать, чтобы предотвратить негативные экологические и культурные последствия чересчур разросшейся туристической инфраструктуры и наплыва туристов в зоны с хрупкими экосистемами. С учетом этих предосторожностей природный туризм может принести пользу и окружающей среде, и экономическому развитию.

Роль USAID

Агентство по международному развитию США поддерживает экотуризм и его разновидности в рамках программ по сохранению биоразнообразия, которые проводятся более чем в десяти странах по всему миру. Сюда входит поддержка учреждаемых сетей национальных парков, демаркация и оборудование новых парков, наем и обучение персонала для них, а также продвижение государственных реформ, которые связаны с обязательным инвестированием в создание гостиниц и домов отдыха, служб гидов и других туристических предприятий.

USAID занялась экологией сравнительно недавно, с середины 80-х годов, так что эффект ее деятельности только начинает проявляться. Как показывают программы USAID по сохранению биоразнообразия, возможное недовольство местных жителей по поводу запрета на лесодобычу и рыбную ловлю в охранных зонах можно смягчить, создавая новые рабочие места и источники дохода от экотуризма.

В Коста-Рике, на Ямайке и в Шри-Ланке поддержка USAID привела к созданию совершенно новых парков дикой флоры и фауны, которые, в свою очередь, стали обрастать туристической инфраструктурой. Потребность туристов в пище, жилье, сувенирах, информационных материалах и транспортных и экскурсоводческих службах стимулирует инвестиции, создает рабочие места и генерирует доход. В Коста-Рике введены сборы с доходов от продажи билетов, идущие на обслуживание парков. Правительство распределяет среди местных общин налоговые льготы на производство и продажу еды и сувениров, чтобы стимулировать участие и заинтересованность местного населения в сохранении природы. Также для природных парков Коста-Рики с целью увеличения доходов введена гибкая система цен на входные билеты (с иностранцев взимается больше, чем с местных посетителей).

В Непале, Тайланде и на Мадагаскаре USAID поддерживает программы, сочетающие охрану природы и экономическое развитие. Эти программы создают новые источники дохода, включая доход от природного туризма как альтернативы браконьерству в природных парках (охота, вырубка леса, фермерство). Благодаря участию местных жителей в планировании и обслуживании экотуристических маршрутов возникают новые группы влияния, благосостояние которых зависит от защиты природных парков. От этого зависят новые «природные» рабочие места.

Проект USAID в Центральной Америке «Paseo Pantera», или «Тропа пантеры», помог создать в Гватемале и Гондурасе советы по природному туризму, которые включают в свою деятельность местные общины и туристические предприятия. Также эти советы сотрудничают с советниками международных природоохранных организаций для пропаганды «зеленого», сохраняющего ресурсы туризма.

В 1989 году Агентство по международному развитию запустило проект «Парки в опасности» («Parks in Peril»), призванный улучшить работу 20 природных парков в Латинской Америке и Карибском бассейне. Проект направлен также на улучшение образовательной и развлекательной ценности парков. К примеру, в Боливии одна из американских неправительственных природоохранных организаций от лица проекта сотрудничает с местными коллегами, предоставляя экологические туры по двум национальным паркам страны. Благодаря проекту созданы рабочие места (в частности, экскурсоводов, смотрителей, лекторов) в нескольких странах региона.

Подобный опыт показывает, что экотуризм может быть неотъемлемой частью стратегий по развитию одновременно ответственного природопользования и частного предпринимательства. USAID может содействовать распространению природного туризма таким образом, чтобы максимально поддержать как экономику, так и экологию развивающихся стран. Вот что могут сделать вместе USAID, неправительственные организации, правительства развивающихся стран и другие источники финансирования:

1. Найти и стимулировать источники инвестиций в частный экотуризм. Экотуристические предприятия, как и любые бизнес-проекты, нуждаются в оборотном капитале. USAID и другие грантодатели могут помочь им найти оптимальные источники финансирования.

2. Сформулировать адекватную налоговую политику для развития природного туризма и оптимизации его влияния на экономику и экологию. USAID способно внедрить общественную политику, способствующую развитию экотуризма (сборы за посещение парков, туристическое законодательство, налоговые стимулы для инвестиций и специально выделенные земельные участки для туристической инфраструктуры), а также стимулировать участие общества в предоставлении услуг и продуктов (службы гидов, жилье, транспорт и ремесленное производство).

3. Способствовать международному обмену информацией и опытом по возможностям и специфике ведения бизнеса в экотуризме. USAID способно расширить этот сегмент путем включения общественных и частных компаний в международные ассоциации природного туризма; последние смогут вести обучение технических и административных кадров, чтобы те смогли удовлетворить нужды и интересы иностранных и местных экотуристов.

4. Отслеживать и оценивать работу экотуристических предприятий. USAID могло бы поддержать зарождающееся международное движение, пропагандирующее «зеленый» туризм. «Зеленый» туризм — это следующий шаг для экотуризма, он подразумевает ответственное отношение туристического бизнеса к природе: экономия электроэнергии, переработка отходов и обучение персонала и посетителей правилам поведения в природных парках и охранных зонах.

5. Финансировать изучение влияния, которое экотуризм оказывает на развитие и экологию. Чтобы продемонстрировать власть имущим экономические выгоды экотуризма, нужна информация. Для регулирования и ограничения инвестиций в экологически опасный бизнес необходимо лучшее понимание преимуществ экотуризма (например, в области курортной застройки).

Первоочередные вопросы:

Риски. Неконтролируемый природный туризм способен навредить окружающей среде и подорвать целостность местных культур. Примером могут служить Коста-Рика, Непал и Тайланд: в этих странах загрязнение, созданное безудержной курортной и отельной застройкой, является следствием слабого госрегулирования туризма.

Распределение доходов. Там, где туристическую индустрию контролируют международные туроператоры, сети отелей и крупные застройщики, влияние экотуризма на местную экономику может быть ослаблено. Ранние исследования доходов от экотуризма показывают, что в этих случаях не больше 20-30 процентов потраченных туристом денег остается в местной экономике, еще меньше оседает в местных общинах.

Восприятие. Развивающиеся страны опасаются, что их национальные парки и охранные зоны станут прибежищем иностранных туристов, в то время как растущее местное население будет лишено земель, где можно растить пищу и поддерживать рабочие места.

Недостаток информации. Необходимо больше и лучше информировать людей о действительных и потенциальных экономических выгодах, которые могут принести экотуристические предприятия и философия экотуризма. Наряду с «чистым» природным туризмом нужно рассматривать и включение экскурсий по природным достопримечательностям в стандартные развлекательные туры.

Экотуризм или экотерроризм?

Учитывая шумиху, поднятую вокруг экотуризма, приятно встретить свежий взгляд на проблему, который ставит под сомнение правдивость экотуристических заявок. Анита Племаром (Anita Pleumarom) полагает, что экотуризм может наносить столько же вреда, как и любой другой.

Мода на экологические туры, поданные под соусом охраны и познания природы, сохранения биоресурсов, теперь стала объектом серьезной критики. Это наиболее быстро растущий сегмент туристической индустрии — его годовой прирост в мире составляет до 10-15%. Он рекламируется на государственном и коммерческом уровнях как идеология экономической и социальной ответственности. Но сущестуют также и обоснованные утверждения, что экотуризму недостает адекватного научного обоснования, и его нельзя считать панацеей от мировых социальных и экологических проблем.

Экотуризм как экоширма

Многие доводы в пользу экотуризма сильно преувеличены и больше служат в маркетинговых целях, чем отражают истинное положение дел. Экотуристические проекты не только планируются и осуществляются без всякого согласия и поддержки местных жителей; зачастую они несут угрозу местной культуре, экономике, запасам природных ресурсов. Критики называют экотуризм «экоширмой»: способом спрятать деструктивные и эксплуататорские методы обычной туристической индустрии за «зеленой» идеологией. Особенно тревожит замалчивание в рекламе экотуризма жизненно важных вопросов, связанных с мировой экономикой, с ростом пропасти между Севером и Югом, прежде всего в странах Третьего мира. Значительные социальные и политические проблемы — несправедливое распределение, неравенство в представительстве и властных структурах, рост безудержного потребления — преуменьшаются или игнорируются.

Экологический риск

Идеи экотуризма выглядят благородно, но одним из его последствий стало присваивание девственных природных территорий — национальных парков, заповедников и других незаселенных мест, — которые предлагаются экотуристам как опции тура. Экотуризм заботится только о потребителе и направлен прежде всего на городских жителей, представителей среднего класса, исповедующих новый «альтернативный» образ жизни. В поисках нетронутых мест, лежащих вдалеке от проторенных путей массового туризма, эти путешественники уже добавили много новых пунктов на карту последнего.

Мегапансионаты с их роскошными отелями, кондоминиумами, торговыми центрами и полями для гольфа все глубже проникают в природные запасники под маркой «экотуризма» — это уже называют «экотерроризмом». Такие заведения порождают абсолютно искусственные ландшафты, грозя безвозвратно уничтожить растительные и животные виды — или даже целые экосистемы.

Никакой пользы для местных

Разнообразная социально-экономическая деятельность, свойственная местному населению, сменяется монокультурой экотуризма. Вопреки всем заявлениям, местные жители необязательно от него выигрывают. Занятость в сфере туризма сильно преувеличена: обыкновенно местные получают лишь низкооплачиваемые работы в обслуживании — гидами, грузчиками и продавцами еды и сувениров. Вдобавок они не имеют гарантии круглогодичной занятости: их свободно увольняют после окончания сезона. Большая часть доходов, как и в стандартном туризме, достается зарубежным авиакомпаниям, туроператорам и застройщикам, которые выводят прибыль за границу, в свои более экономически развитые страны.

Романтичное опустошение

Претензии экотуризма на сохранение и развитие местных культур в высшей степени неискренни. К этническим группам относятся как к полезному активу по привлечению туристов, экзотическим декорациям, расцвечивающим природные пейзажи и животный мир. Одновременная романтизация и опустошение туземной культуры — один из грустных парадоксов экотуризма. Учитывая отсутствие реальных результатов и обилие свидетельств негативного эффекта, нынешние гигантские инвестиции в экотуризм неуместны и безответственны. Необходимо исследование, образование и информирование туристов, равно как и борьба с унижением местных культур во имя экотуризма.

(Third World Network Features/African Agenda)

Данная статья взята из развернутой справки, представленной Немецкой ассоциации политической экономики в апреле 1995 года. Права принадлежат изданиям LINK (номер за май/июнь 1995 г.) и Environmental Justice Networker (№6, зима 1995 г.).

Об авторе: Анита Племаром — координатор бангкокской «Группы по расследованиям и мониторингу в сфере туризма» (Tourism Investigation and Monitoring Team, t.i.m.-team) и издатель New Frontiers (в сотрудничестве с TWN) — ежедвухмесячного бюллетеня о проблемах туризма, застройки и экологии в бассейне Меконга.

Озеленение туристической индустрии

Многие крупные отрасли индустрии на сегодняшний день используют технологии «озеленения» репутации, чтобы продать свои услуги; индустрия туризма не исключение. Провести черту между «настоящим» экотуризмом и маркетинговой шумихой зачастую проблематично. Данная статья может немного развеять эту дымовую завесу, она основана на выдержках из превосходной книги Марты Хани (Martha Honey) «Экотуризм и устойчивое развитие» (Ecotourism and Sustainable Development). Последняя крайне рекомендуется всем интересующимся противоречиями, окружающими тему экотуризма.

«Зеленые» трюки индустрии туризма

Хотя у авторов путеводителей нет профсоюза, который бы представлял их интересы и вел борьбу от их имени, туристическую индустрию обороняет и рекламирует целый ряд организаций, включая Американское общество турагентов (ASTA), Всемирная туристская организация (WTO) и Всемирный совет по туризму и путешествиям (WTTC). Очевидно, что эта индустрия заинтересована в защите естественных и культурных мировых ресурсов, которые являются основой ее деловых операций. Однако у нее есть и дургие заботы, многие из которых противоречат догматам настоящего экотуризма. Перечисленные организации, в частности, отстаивают свое самоуправление, расширение рынка услуг и ослабление торговых барьеров. В середине и конце 90-х годов индустриальные ассоциации дали свой ответ на растущую озабоченность окружающей средой и популярность экотуризма, и ввели некоторые новшества, которые при ближайшем рассмотрении часто сводятся к незначительным, экономящим средства преобразованиям, — «облегченный экотуризм», или «экотуризм-лайт», — вместо того, чтобы всерьез освоить принципы и методы экотуризма.

«Десять заповедей экотуризма», предложенные ASTA, находятся в ряду растущего числа добровольных кодексов поведения, изданных различными организациями. «Заповеди», широко распространяемые среди турагентов и путешественников, напечатаны на зеленой бумаге и помещаются в пластиковый кармашек авиабилета. Они призваны разбудить чуткость в туристах (а не в турагентах, которые принадлежат к ASTA), и поэтому содержат такие банальности, как «Уважайте хрупкость нашей планеты», «Всегда следуйте обозначенным тропам» и «Не покупайте продуктов, изготовленных из исчезающих видов растений и животных». Хотя «Заповеди» призывают туриста «оказывать поддержку… тем, кто предан строгим принципам сохранения природы», они не особенно настаивают на поддержке именно местных экотуристических фирм, частных или общественных. Ограничивая этим осведомленность и туроператора, и туриста, «Заповеди» ASTA показывают пример плохого экотуризма.

Подобные «беззубые» кодексы позволяют организации заявлять, что она «крайне озабочена» и «ответственна». Из всех выдвинутых инициатив лучшей иллюстрацией, пожалуй, станет программа ассоциации WTTC, Green Globe — с логотипом в виде зеленого земного шара. Она находится под эгидой Совета Земли, созданного контролировать внедрение принятой на Саммите Земли в 1992 году «Повестки-XXI». Президент WTTC Джеффри Липман объявил о старте программы Green Globe в 1994 году в Монреале, на конференции под названием «Туризм в построении устойчивого мира». Вот что сказал Липман делегатам: «Символ Зеленого Глобуса означает, что компания привержена идеям оздоровления экологии. Она не означает, что компания достигла этого оздоровления; я бы назвал это программой диагностики и самокритики, а не программой аккредитации компаний. В ней есть финансовая выгода, она помогает снижению расходов и рекламному позиционированию. Я бы назвал это «Зеленой Перчаткой» (созвучие Green Globe и Green Glove — прим. пер.), надетой на невидимую руку Адама Смита, рыночных сил». По его замыслу, всего за 200 долларов турагенство может купить право на использование логотипа с зеленым шариком во всех рекламных материалах, давая таким образом понять, что они «позеленели». Взамен компания обещает, что будет внедрять более экологичные методики, описанные в «Повестке-XXI» ООН. Чтобы проверить слова Липмана, лондонская телекомпания Worldwide Television News создала подставную турфирму «Зеленый человечек» и отослала анкету и 200 долларов в Green Globe. Вскоре в «Зеленый человечек» пришел сертификат со словами «В знак приверженности улучшению окружающей среды». WTCC не убедилась в реальности «Зеленого человечка», не спросила, зачем компании вступать в Green Globe. Можно сделать вывод, что эта программа — не более чем маркетинговый ход.

Опасности «облегченного экотуризма»

Многое из того, что рекламируют как экотуризм, — просто обычный массовый туризм, под тонкой зеленой вуалью. Такой облегченный экотуризм продвигают турагенты, туроператоры, авиа- и круизные компании, крупные сети отелей и пансионатов и международные туристические организации, предлагающие короткие, якобы «зеленые» заезды внутри обычных туров. По словам Дианы Келсэй (Diane Kelsay), координатора Всемирного конгресса «Туризм ради окружающей среды», «Мы видели, как экотуризмом называют все приключенческие туры и культурные путешествия. Кто-то даже напечатал описание, в которое включено катание на машине по воскресеньям». Многие туристические компании используют это слово, чтобы привлечь внимание к любым своим продуктам. Пожалуй, наиболее масштабной попыткой заработать на желании клиента «позеленеть» в среде крупных игроков стала Walt Disney Company, создавшая целый парк развлечений в стиле облегченного экотуризма, Animal Kingdom. «Дисней» потратила 800 млн. долларов, чтобы превратить 500 акров коровьих пастбищ в центральной Флориде в африканскую саванну, с фальшивыми баобабами, зулусской деревушкой и примерно тысячью настоящих привозных животных. Этот самый большой парк аттракционов Диснея был создан, чтобы позволить американцам «отправиться на сафари», не покидая берегов Соединенных Штатов. Хотя он снискал похвалы начальников индустрии зоопарков, открытие Animal Kingdom в 1988 году было омрачено протестами групп по защите прав животных и расследованием Департамента по сельскому хозяйству США, к которому привела гибель десяти с лишним животных, в том числе представителей исчезающих видов. Двоих западноафриканских венценосных журавлей переехали экскурсионные автомобили.

Солидную часть путешествующей публики устраивает именно такой туризм. Если сравнить с прошлым, то в последние годы в среде экотуристов наблюдается постепенное снижение интеллектуальных запросов, социальной ответственности, заботы об окружающей среде и политической подкованности. Все больше пожилых, богатых и изнеженных путешественников предпочитают комфорт сохранению природы. «Облегченные» экотуристы, по словам Дэвида Вестерна (David Western), «забавляются природой, но не особенно заботятся об ее охране». Экскурсоводы-биологи на Галапагосских островах говорят, что современные туристы, хоть и гораздо более многочисленны, в целом значительно меньше предшественников заинтересованы в тонкостях уникальной экосистемы архипелага и желают услышать только краткую историческую и экологическую справку об островах. Несколько гидов-натуралистов подумывают об увольнении, так как перестали получать от работы профессиональное удовлетворение.

Эти тенденции отражают размывание истинного значения экотуризма — движение от настоящего экотуризма к «облегченному», «экотуризму-лайт». По идее, конечная цель экотуризма — привить туристической индустрии принципы и методы экотуризма, превратить туризм в экологически и культурно осмысленную деятельность, которая поддерживает устойчивый рост развивающихся стран. Некоторое движение в этом направлении очевидно, и со стороны многих путешественников, и на рынке в целом. Однако движение в сторону облегченного экотуризма, в сторону «озеленения» репутации турбизнеса, используя рекламные образы и косметические нововведения, гораздо сильнее. Когда-то старейшие и знаменитейшие природные достопримечательности — Галапагосы, Непал и даже Монтеверде — посещали только самые физически выносливые и умственно развитые люди. Теперь же, благодаря развитию воздушного и наземного транспорта, увеличенному комфорту и засилью рекламы, эти места продают оптом массовой публике. Будучи непродуманным, нерегулируемым и разрекламированным, «экотуризм-лайт», так же как и массовый туризм и даже традиционный природный туризм, может принести лишь незначительные финансовые выгоды и нанести серьезный экологический и социальный ущерб. В наши дни некоторые туристы забираются на горные вершины в стиле, который реклама называет «экотуризм будущего»; и единственный шаг для этих туристов — по ступенькам трапа. В ходе «вертолетных восхождений» туристов высаживают на горных пиках, чтобы они размяли ноги, сделали пару фотографий и залезли обратно. Подобные туры содержат мало образовательной ценности для путешественника и не дают ничего для сохранения природы или развития местной экономики.

Попытки индустрии «разбавить» экотуризм, торговать облегченным экотуризмом взамен на краткосрочные прибыли, привели к тому, что многие эксперты перестали пользоваться этим термином и объявили саму концепцию веянием моды. Как сказал Боб Харви (Bob Harvey), «слово «экотуризм» стало модным в начале 90-х, но его произносили так часто и подразумевали столь разные вещи, что оно практически потеряло смысл». Однако это классический пример того, как ребенка выплеснули вместе с водой. Как идея, как набор принципов и методов, экотуризм все еще переживает младенчество. Определив для себя, что такое «экотуризм-лайт» и где сегодня практикуется истинный экотуризм, мы также должны определить пути, которыми подлинный экотуризм сможет превратиться из простой ниши на рынке природного туризма в широкий комплекс принципов и методик, сможет преобразить и саму идею путешествия, и способ функционирования индустрии туризма.

Туризм, глобализация и устойчивое развитие

Туризм — одна из самых быстрорастущих отраслей мировой экономики, и развивающиеся страны пытаются участвовать в этом расширении, пытаясь пробить дорогу к иностранным инвестициям и финансовым резервам. ООН признает, что бесконтрольный рост этой индустрии может повлечь за собой серьезные экологические и социальные проблемы, однако настаивает на том, что эти негативные эффекты можно держать под контролем.

В нижеследующей статье Анита Племаром размышляет, можно ли подтолкнуть мировую индустрию туризма к сохранению природы, когда общая международная политическая установка направлена на распространение глобализации.

Прежде чем углубиться в бесстрастную реальность экономических фактов, позвольте для разогрева привести одну историю. Недавно в газете я прочла заявление тайландского министра лесного хозяйства, которое меня огорошило: «Люди не способны жить в лесу, потому что люди — не животные. В отличие от нас, животные от природы умеют приспосабливаться к любой дикой среде». Сказанное служило оправданием для планов правительства по выселению сотен тысяч горцев и деревенских жителей из природоохранных зон. Этот человек, в чьих обязанностях защищать леса, в то же время вовсю добивается, чтобы 81 национальный парк страны открыли для иностранных инвесторов и посетителей — во имя «экотуризма». Из этого, по-видимому, следует, что министр лесного хозяйства считает застройщиков и туристов животными, которые вполне способны освоиться в лесу и вести естественный образ жизни в дикой среде.

В то время как власти стремятся закрыть доступ к лесным массивам и естественным ресурсам деревенским жителям, другие люди, а именно курортные застройщики и чрезмерно обеспеченные туристы, решительно настроены этот доступ получить. Власти уверены, что аборигены, населяющие эти районы веками, неспособны управляться со своей землей и сохранять естественные ресурсы (например, в рамках общественной схемы лесопользования), но при этом полагают, что на пару с туристическим бизнесом смогут как следует позаботиться о природе в рамках национального плана по экотуризму. Если всерьез разобрать приведенную цитату, можно с долей цинизма говорить о новом подходе к «правам человека» и «правам животных».

Как эта история связана с глобализацией? Прежде всего, утверждение «человек в лесу жить не может», конечно же, родилось не в Тайланде. Это западный подход к сохранению природы — порождение глобализации идей и восприятий. Вера в то, что экотуризм в руках «правильной администрации» может принести пользу местным жителям и природе, также родилась на Западе и усиленно экспортируется в другие страны. По сути, тайландский министр лесохозяйства думает глобально и действует локально. В этом заключается хороший урок: лозунг «Думай глобально, действуй локально», который столько лет пропагандировали экологические движения, теперь необязательно служит делу охраны природы и защите прав местного населения, а вместо этого присвоен и искажен амбициозными начальниками и крупными бизнесменами с целью получения прибыли. В области туристического бизнеса это видно даже слишком хорошо.

Многие развивающиеся страны перед лицом государственного долга и ужесточающихся условий торговли начали зазывать к себе туристов в надежде на привлечение валюты и инвестиций. В то же самое время ведущие международные организации, такие как подразделения ООН, Международный банк реконструкции и развития и деловые ассоциации типа WTCC, прикладывают значительные усилия для того, чтобы сделать туризм поистине глобальной индустрией.

При этом многие критики вопринимают туризм в развивающихся странах как продолжение былых колониальных традиций, так как этот туризм изначально основан на структуре международных экономических отношений, которая, в свою очередь, работает в пользу развитых капиталистических государств Севера. Неравенство в торговле, зависимость от иностранных интересов и разделение труда превратили бедные страны Юга в принимающую туристов сторону, а обеспеченные страны Севера — в источник туризма; при этом последние свободны не платить сполна по экологическим и социальным счетам, размер которых уже давно описан.

Транснациональные корпорации

Индустрия туризма и путешествий постепенно стала одной из самых централизованных и конкурентных в мире. Мало найдется отраслей экономики, которые так ясно иллюстрируют глобальное влияние транснациональных корпораций (ТНК). В последние годы индустрия все чаще оказывает давление на правительства разных стран, чтобы снять ограничения на торговлю и инвестиции в сферу услуг; скорее всего, она извлечет огромную выгоду из Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС) — многостороннего соглашения в рамках Всемирной торговой организации (ВТО).

ГАТС стремится к запрету любых ограничений на иностранные владения и других мер, которые до этого служили защите сектора услуг в ряде стран. К примеру, в части о гостиничном бизнесе ГАТС поддерживает франчайзинг, лицензирование и договоры на управление. Более того, иностранные туристические фирмы наделены одинаковыми привилегиями с местными, и это помимо разрешения на перевод сотрудников из страны в страну, открытие филиалов за рубежом и провод международных платежей без юридических ограничений.

Ослабление ограничений на иностранные инвестиции поддерживает и система ГАТТ/ВТО. В Соглашении по связанным с торговлей инвестиционным мерам (TRIM), иностранные компании больше не обязаны задействовать локальные ресурсы. Многостороннее соглашение по инвестициям (MAI), предложенное странами Организации по экономической кооперации и развитию (OECD) идет дальше, подразумевая неограниченное вхождение и учреждение иностранных фирм, предоставлением им национального режима, репатриацию доходов, передачу технологий и т. д.

В этом ключе WTCC недавно представила публике посвященный путешествиям и туризму «Взгляд на миллениум», в центре которого следующие позиции:

Заставить правительства рассматривать путешествия и туризм как приоритетное направление стратегического развития и создания рабочих мест.
Двигаться к открытому конкурентному рынку путем поддержки и внедрения ГАТС, устранения ограничений на воздушные перевозки и использование телекоммуникаций на международных рынках.
Устранить преграды на пути развития туризма, в том числе расширения и улучшения его инфраструктуры — то есть увеличения пропускной способности аэропортов, строительства и модернизации аэропортов, дорог и учреждений по обслуживанию туристов.

В ходе тура по Юго-восточной Азии в феврале 1998 года президент WTCC Джеффри Липман также активно поддержал приватизацию государственных предприятий, в особенности авиакомпаний и аэропортов. В частности, его визит в Тайланд совпал с заявлением авиакомпании British Airlines (влиятельного участника WTCC) о планах на скупку более чем 25% Thai Airways International. За ним сразу последовало предложение Управления Британских аэропортов купить значительные доли провинциальных аэропортов в городах Чиангмай, Пхукет и Хатъяй, которые весьма популярны у туристов. Однако скупка государственных предприятий иностранцами в Тайланде встречает растущее общественное сопротивление, поэтому приватизация идет медленнее, чем планировалось.

Тем временем даже в среде азиатских туристических компаний раздаются призывы к осторожности в подходе к глобализации. Имтьяз Мукбил, известный бангкокский аналитик в области туризма, предупреждает: «Под угрозой оказалась независимость тысяч мелких и средних национальных предприятий, в том числе отелей и туроператоров». Причина в том, что большинство местных фирм вряд ли способны конкурировать с иностранными компаниями. Мукбил также замечает, что в результате глобализации азиатские страны могут встать перед лицом «перспектив тотальной утечки доходов в иностранной валюте». В заключение он пишет: «Радикальное реструктурирование системы туризма и путешествий… может поразить национальную экономику в самое сердце. Уже признанным фактом является то, что в некоторых развивающихся странах больше двух третей дохода от международного туризма так и не достигает национальной экономики, именно из-за больших утечек иностранной валюты. Теперь, когда внедряется новая политика свободной торговли и инвестиций, финансовое положение этих фирм может еще ухудшиться, так как прибыль и другие поступления, выведенные иностранными компаниями за границу, превысят общий приток капитала. Таким образом, утверждения о том, что глобализация и либерализация рынка туризма принесут развивающимся странам достаток, прогресс и социальные достижения, да еще и установят новые экологические стандарты, предстают как весьма сомнительные».

Недавно опубликованный в ходе Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD) документ гласит, что странам Азиатско-Тихоокеанского региона следует в срочном порядке укрепить свои законодательные позиции на рынке туристических услуг и открывать свои рынки только взамен на преимущественные условия. Однако правительства еще не успели толком оценить потенциальные опасности глобализации, а многие местные компании уже испытывают финансовые проблемы из-за экономического кризиса. Поэтому маловероятно, чтобы они смогли укрепить свои позиции на поле переговоров. Даже крупнейшие азиатские авиакомпании с трудом выживают в посткризисной рыночной ситуации; ярким примером служит компания Philippine Airlines, которая недавно временно прекратила полеты.

Экономическая глобализация стала объектом суровой критики еще и потому, что вместе с ней подрывается авторитет местного правительства. Оппоненты возражают, что местные и национальные институты больше не способны действенно выполнять свои обязанности — предоставление социальных услуг, охрану природы и внедрение программ устойчивого развития.

Очевидно, что многосторонние соглашения, способствующие росту глобализации, выказывают очень мало заботы о социальных и экологических последствиях. На экологическом фронте в ВТО обсуждались предложения по введению «экологических стандартов» и «зеленых меток», разработанных международными законодателями. Критики отмечают, что эта инициатива скорее всего окажется в руках транснациональных корпораций, которые пытаются присвоить идеологию охраны природы и стремятся к самоуправлению. В то же время она начнет подрывать существующие национальные природоохранные программы и законы, принятые демократически избранными правительствами.

WTCC, например, обязуется «способствовать сохранению ресурсов в сфере путешествий и туризма» своей программой Green Globe, однако, — как гласит ее «Взгляд на миллениум», — «искренне верит, что программы по охране окружающей среды должны ставить во главу угла самосовершенствование [индустрии], новые деловые возможности и минимизацию ограничений как наиболее предпочтительный подход».

Источники беспокойства

Растущее влияние интересов частного сектора на международных конференциях, посвященных планам защиты природы, вызывает тревогу. Под угрозой оказываются благие намерения создать более жесткие рамки для индустрии туризма. В этой связи необходимо заметить, что дискуссии в ходе седьмой сессии Комиссии ООН по устойчивому развитию (CSD) в этом году должны затронуть и проблемы «устойчивого» туризма.

На сегодняшний день Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию по «Устойчивому туризму» как часть «Программы по дальнейшему внедрению “Повестки-XXI”», программы действий, принятой на Саммите Земли в Рио-де-Жанейро. Эта резолюция признает небоходимость четче определить роль туризма в контексте Повестки-XXI. Среди прочего она гласит: «Для внедрения «устойчивости» потребления и производства в туристическом секторе жизненно важно ускорить формирование национальной политики и расширить возможности в области физического планирования, оценки влияния, и использования экономических и нормативных инструментов, а равно и в областях информирования, образования и маркетинга». Далее резолюция призывает все заинтересованные стороны к участию в разработке политики и внедрении программ устойчивого туризма.

Важно помнить, что данная резолюция ООН упирает на необходимость контролировать развитие туризма демократическим путем, что противоречит сценарию снижения контроля и доминирования самоуправляющейся индустрии, который лоббируют агенты туристической глобализации.

Это противоречие ярко выявилось на четвертой Конференции участников Конвенции ООН по биоразнообразию (COP4) в Братиславе, Словакия, прошедшей в прошлом мае. В ее ходе проводились дискуссии по интеграции защиты биоразнообразия в отраслевые сегменты, такие как туризм. Многие делегаты правительств тогда воспротивились попыткам руководства Германии одобрить на Круглом столе министров программу по разработке глобальных рекомендаций по биоразнообразию и устойчивому туризму. Наблюдатели отметили, что в последние годы давление интересов мощной туристической индустрии Германии, оказываемое на уровне ООН через немецкое руководство, резко выросло.

Представителей правительств и негосударственных организаций удивила настойчивость немцев, которые стремились выработать глобальные рекомендации и заручиться у CSD поддержкой их программы. Самоанский делегат, к примеру, напомнил, что устойчивый туризм — это сложная тема, к которой CSD подступится лишь на следующий год, и пожаловался: «Командный подход, который здесь [на COP4] применяется, оставил нас в самом невыгодном положении». Другие делегаты выразили сомнения насчет оправданности, целей и задач, а также финансирования представленной программы.

Отметим, что критически настроенные наблюдатели предупреждали о разрушительных последствиях непродуманного предложения о глобальных рекомендациях к Конвенции для местных и туземных сообществ — последствиях социальных, культурных и экологических. «Склонность индустрии туризма к неконтролируемому росту и его присваивание культурных ценностей местного населения нужно воспринимать как очевидно анти-устойчивую», заметил представитель негосударственной организации в ходе Братиславской конференции.

Тем временем существуют обоснованные страхи того, что в рамках новых схем экономической глобализации практика устойчивого и экотуризма позволит транснациональным корпорация и дальше получать доступ к экологически важным зонам и биоресурсам, а также ускорит приватизацию понятия «биоразнообразие», и все это — в ущерб правам местных сообществ на землю, ресурсы, а также самой окружающей среде. Как сказал министр экологии Австрии в ходе COP4: «Устойчивый туризм предлагает новые рыночные возможности».

Расплывчато и стандартно

Безусловно, обсуждение принципов и методов туризма вести сложно — и не только потому, что оно почти срослось с глобальными политическими интересами. Еще один важный момент заключается в том, что любые рекомендации и программы, обсуждаемые и принимаемые сторонниками устойчивого туризма на международном уровне, по своей природе чрезвычайно расплывчаты. Обыкновенно они также чересчур осторожны в выражениях, если не сказать стандартны: укрепление влияния местных сообществ; участие и контроль на местах; справедливое распределение доходов; выгоды для сохранения природы и защиты биоразнообразия и т. д. и т. п.

Исследователь туризма из Университета Британской Колумбии, Ник Контогеоргопулос (Nick Kontogeorgopoulos), предположил, что попытки создания туристических предприятий, основанных на подобных рекомендациях, обречены на провал, так как применить их к уникальным, крайне разнообразным местам посещения просто невозможно. Он пишет: «Хотя эти альтруистические принципы похвальны в теории, отсутствие конкретно применимого контекста оставляет их без всякого эмпирического подтверждения». Подытожим: не глобальные принципы, а конкретные обстоятельства и условия являются решающим фактором успеха для устойчивого развития.

Социальные и экологические активисты утверждают, что в Азии экстенсивный подход к туризму в контексте глобализации внес значительный вклад в нынешний экономический кризис. В эру так называемой «экономики мыльных пузырей» неразборчивые и неэкологичные инвестиции привели к стремительному превращению земель в гигантские туристические комплексы, в составе которых роскошные отели, поля для гольфа и казино, а также в соответствующую инфраструктуру: аэропорты, шоссе и дамбы для выработки электричества. С либерализацией экономики начался бум туризма, торговли недвижимостью и строительства, поддержанный местными банками и глобальным спекулятивным капиталом. Эссе знаменитого туристического критика и медиа-активиста Ing. K. отражает гнев многих тайцев по поводу строительных проектов, приведших к банкротству страны. Она приводит голые факты:

«Спекуляция землей стала национальным развлечением, проникшим даже в самые отдаленные деревушки страны. Цены на землю взлетели до небес. Жители деревень продавали возделываемую землю спекулянтам. Практически в одночасье плодородные земли превратились в строительные площадки. Чума распространялась; коррупция вышла из-под контроля. Поля для гольфа и курорты стали вгрызаться в национальные парки и лесные запасники…»

«Появилось множество новоиспеченных миллионеров, но эти нувориши не вкладывали денег в продуктивные предприятия. Вместо этого большая часть средств была потрачена на «продукты мечты», предметы роскоши и услуги, в погоне за потребительским стилем жизни».

«Многие из этих людей всего лишь подражали туристам и поддавались всеобщему безумию безудержных трат. Алчность и консюмеризм разрушали целые собщества по всему Тайланду, еще сильнее поднимая градус напряженности на всех уровнях общества…»

«В конечном итоге нам нечего предъявить, кроме огромных кладбищ никем не купленных многоэтажек-кондоминиумов, торговых центров, полей для гольфа, курортов и жилых массивов».

Сегодня, в свете разворачивающегося азиатского кризиса — гуманитарной катастрофы, оставившей миллионы безработных и безземельных людей за чертой бедности, — все обсуждения и рабочие программы по внедрению глобальной и локальной «Повестки-XXI» и устойчивому развитию более, чем когда-либо, оторваны от реальности. Согласно последним данным подразделений ООН, к «недавно обнищавшим» в этом регионе относятся больше 100 млн. человек. И растут опасения, что махинации неконтролируемого глобального капитала, замешанного на спекуляции, обрушат не только азиатские экономики, но и всю мировую систему.

В этом контексте следует задать важнейший вопрос: откуда возьмутся деньги на все это устойчивое развитие и туристические программы? Так, в Тайланде МБРР и японский OECF условились предоставлять займы на развитие и расширение туризма как часть программы по социальному инвестированию (SIP), которая направлена на решение проблем безработици и потери доходов, вызванных экономическим кризисом. Особо подчеркивается то, что развитие туризма жизненно важно для восстановления национальной экономики, а «участие сообществ» и «сохранение ресурсов», или устойчивость, названы основными компонентами новых проектов. Однако критики обратили внимание на то, что, во-первых, туризм не товар с быстрым оборотом, способный вытянуть экономику из кризиса; а во-вторых, большая часть занятых денег будет пущена на новую застройку в национальных парках и природно богатых зонах в стремлении заработать на «экотуризме».

А теперь позвольте выдвинуть провокационную идею. Нас приближают к устойчивому туризму вовсе не длительные усилия множества экспертов, поддерживающих глобальные и локальные «повестки». Как ни странно, именно нынешний вездесущий кризис может сделать туризм более «устойчивым» — по крайней мере в экологическом смысле. Почему?

Прежде всего, основной проблемой устойчивого туризма всегда был стремительный рост количества туристов. Но в результате кризиса рост индустрии упал до нуля. Из-за девальвации валют, растущей безработицы, снижающихся доходов и падения цен азиатские рынки обрушиваются. Уменьшилось даже количество японцев, выезжающих из страны в отпуск, — впервые за 18 лет. Европейские и американские туроператоры сторонятся Юго-Восточной Азии еще и из-за лесных пожаров в Индонезии 1997 года, окутавших несколько стран дымом, а также из-за политических волнений в регионе — например, в Бирме, Камбодже и, с недавнего времени, в Индонезии.

С распространением экономической чумы туристическая лихорадка, овладевшая Россией и другими восточно-европейскими странами после распада СССР, также сошла на нет, из-за падения курса российской валюты, рубля, и обрушения экономики. Более того, в условиях упавшей деловой активности в Азии, обрушения бирж и страха глобальной рецессии, нервные начальники по всему миру сократили бюджеты на командировки. WTCC, которая в 1998 году показывала годовой прогноз роста, равный 7% до 2008 года включительно, сегодня предсказывает полный застой на рынке туризма в ближайшие несколько лет. Это плохо с точки зрения экономики, однако без сомнения хорошо для окружающей среды, которой уменьшение числа туристов только на пользу.

Так, индустрия авиаперевозок считается одним из самых крупных злодеев в истории экологии. Однако с уменьшением числа пассажиров азиатско-тихоокеанские авиакомпании летят в яму рецессии. Компании борются за выживание, снимая невыгодные маршруты и сокращая полеты, продавая старые самолеты и отменяя заказы на новые. Правительства вынуждены урезать бюджеты на расширение и постройку аэропортов. В конечном итоге это означает уменьшение загрязнений и сокращение вредной для природы застройки.

Строительство и торговля недвижимостью, неразрывно связанные с туристической индустрией, стали первыми жертвами лопнувшего азиатского «пузыря». В результате многие спекулянтские и экологически вредные проекты по курортной застройке свернуты, а новых практически не закладывают. Прекрасный пример — гольф, ставший символом глобализированного досуга и туристического образа жизни в азиатских обществах взрывного развития (или «экономики тигров»). Но так как бум строительства роскошных комплексов для гольфа, включающих отели, жилые районы и торговые центры, почти полностью сошел на нет, а представители среднего класса, пережившие кризис, отвыкают от дорогого развлечения, защитники природы могут перевести дух: оголтелая торговля землей, вторжения в национальные парки, вырубка лесов и другие «болезни», связанные с гольфом, уже гораздо менее опасны, чем несколько лет назад.

С другой стороны, хотя многие туристические компании свернули или отложили потенциально опасные для природы проекты, приходится признать, что из-за финансового краха государственные и частные инвестиции в защиту окружающей среды также урезаны. Более того, звучат предупреждения о том, что кризис приведет к росту преступности, проституции, наркомании и других социальных пороков, связанных с туризмом.

Поражение

Однако, что самое главное, азиатские общества начинают осознавать, что существующая капиталистическая система мировой экономики не смогла оправдать ни одного из своих заманчивых посулов. Обремененные необходимостью расплачиваться за действия беспринципных спекулянтов, терпящие убытки от программ структурной интеграции, навязанных МВФ и ориентированных на «свободный рынок», люди теряют веру в глобальную экономику. Некоторые эксперты даже предполагают, что свободная торговля и либерализация инвестирования — это уже «вчерашний день». Особенно жесткие шаги по изоляции от глобальных рынков предприняла Малайзия, теперь строго контролирующая иностранные потоки капитала.

Отныне азиатские правительства, скорее всего, начнут движение к большей самостоятельности — из всех социальных слоев раздаются призывы создать экономическую стратегию, базирующуюся на внутренних финансовых ресурсах и внутреннем рынке. Сюда входит усиление сельскохозяйственной отрасли и местной промышленности, чтобы прежде всего дать людям средства к существованию. Силы, толкающие к вливанию денег в экономически рискованные индустрии услуг, — такие, как туризм, — скорее всего ослабнут.

Более того, кризис также породил серьезную общественную дискуссию по поводу негативного воздействия глобальной культуры и стиля жизни, в том числе консюмеризма и расточительного, непродуктивного использования ресурсов. В нескольких азиатских странах — таких, как Корея, Тайланд и Малайзия — туристические поездки за границу сегодня не одобряются, так как с ними связывают значительную утечку финансов, содействовавшую ослаблению экономики.

Также в регионе набирают силу идеи демократии и прав человека. Как никогда раньше люди прибегают к своим гражданским правам, призывают к прозрачности и демократическим процедурам, чтобы искоренить коррупцию и порочные государственные практики и планы развития. Растущее противодействие тайландских защитников природы и деревенских жителей решению правительства открыть охранные зоны для «массового экотуризма» — всего лишь один из таких примеров.

В общем и целом, я считаю, что нынешний азиатский кризис (вполне способный прерасти в глобальный) ставит перед нами неотложную необходимость — и долгожданную возможность — заново оценить идеи глобализации, устойчивого развития и туризма. С осознанием азиатскими обществами того факта, что стремительный экономический рост в условиях глобальной системы разрушительно отражается на жизни людей и на окружающей среде, мы, возможно, тоже поймем, что установить суровое туристич

Сайт создан при финансовой поддержке Лиги здоровья нации.